Деловая жизнь

Александр Соломахин:
«Проектное управление саботируют не только чиновники,
но и бизнесмены»

Эксперт по стратегическому планированию рассказал об огромном потенциале новых управленческих методик

Актуальное слово пятилетки —  проектное управление. Так сказали бы в советские времена о реформе  такого масштаба. Чиновники  сегодня изучают  принципы  проектного управления порой с недоверием,  тревогой  и  часто – с непониманием. О проблемах внедрения «чудо-методики» мы попросили высказаться признанного специалиста в сфере проектного управления заместителя директора Воронежского филиала Российской академии народного хозяйства и госслужбы при Президенте РФ, доктора экономических наук  Александра Соломахина.

— Александр Николаевич, в последнее время в кругах управленцев приходится слышать много негативных отзывов о перспективах внедрения  проектного управления:  мол, это несвоевременно  и может привести к непредсказуемым последствиям. Откуда это неприятие?

— Никколо Макиавелли в своем труде  «Государь» писал, что нет дела, которое было бы труднее и опаснее всего, а результат сомнительнее, нежели замена старых порядков новыми, при этом реформатор может нажить себе массу противников и не найдет понимания у тех,  кому эти новые порядки выгодны.  Всё это актуально и до сих пор, поэтому  такие задачи всегда будут «несвоевременны и вредны».

  Между тем, если мы обратимся к Российскому  и мировому опыту, то увидим, что  эффективность проектного управления на государственном и муниципальном уровне была доказана много раз, — план ГОЭЛРО, плотина Гувера, комплексное развитие экономики и социальной сферы Южной Кореи, Сингапура и т.п. Что объединяет эти и многие другие проекты? Все они объявлялись несвоевременными, а некоторые —  даже вредными задачами. Проектное управление, прежде всего, конечно нацелено на результат и эффективное решение поставленных задач.

В целом управление проектами —  это универсальная методология или, если хотите, технология административного управления, которая включает в себя процессы,  связанные с инициированием, планированием, реализацией работ и контролем над их исполнением, а также завершением самого проекта.

— Но ведь  ни одного дня власть не  работала без поставленных задач, целей, индикаторов, стратегий, поэтапных отчетов и т. п. Слово «программа» — одноиз самых популярных в лексиконе чиновников в последние десятилетия. Или товарищи его как-то неправильно понимают?

— Зачастую задачи, трансформированные в подпрограммы и мероприятия, имеют общие и расплывчатые формулировки, при этом очень часто проекты в различных программах не определены.

Единственным и по-настоящему востребованным «функционалом» такой «программы» является обоснование и получение финансирования т.н. мероприятий! В отчетах она будет долго фигурировать, но в практической деятельности к ней  почти никто не обращается. Программу считают формальным и необязательным к исполнению документом.

При этом под «мероприятием» понимают деятельность исполнительных органов власти, а под «деятельностью», — реализацию мероприятий!

Такое положение дел не может устраивать ни президента, ни руководителей регионов. На этот счёт хорошо известны и постоянно цитируются их выказывания, общий смысл которых сводится к тому, что нам нужны «не так называемая деятельность по реализации мероприятий, а конкретные результаты»!

К сожалению, такой элемент программы как проект, до недавнего времени, отсутствовал и вовсе не упоминался не только в структуре государственной программы, но в и законодательстве РФ

— Если дело обстоит именно таким образом, то почему до нынешнего времени проектное управление не пытались широко применять?

— Для того, чтобы возникла необходимость в применении проектного управления,  в государстве должны сложиться соответствующие условия. Как говорили в своё время большевики «должна сложиться ситуация, когда верхи не могут жить по старому, а низы не хотят».

После распада СССР было время, когда преобладала неолиберальная модель развития России. В рамках этой модели управление проектами неприменимо в принципе. Первый «звонок» прозвучал в 2009-2010 годах после финансово-экономического кризиса, но окончательный отказ от либеральной политики в госуправлении произошёл в 2014-2015 годах.

К этому времени появились и первые успешные практики реализации проектного управления как в бизнесе, так и в госуправлении. Некоторые бывшие сторонники либеральных реформ, в частности Герман Греф, тоже стали активными сторонниками проектного управления и планирования.

Одним словом, именно сейчас  проектное управление стало понятной потребностью. Появились и успешные практики. Проектное управление успешно развивается в Москве, Белгородской, Пермской, Ленинградкой области, в Приморской крае, республиках Татарстан и Якутия.

Хотя утверждать, что условия необходимые для успешной реализации проектного управления в регионах России окончательно созрели, я бы не стал.

— Россия – страна пестрая. Во всех ли  регионах  проектное  управление необходимо и применимо?

— Это сложный вопрос. За последнее время правительство сформировало массу инициатив в самых различных сферах, при этом неудачные попытки реализации этих инициатив дискредитировали саму идею совершенствования системы государственного управления.

Судите сами: «программно-целевое развитие», «инновации», «нанотехнологии», «энергосбережение», «регулирующее воздействие», «стандарт деятельности», «ключевые показатели эффективности», — вот тот далеко не самый полный перечень инициатив, которые были инициированы, но никак не повлияли на систему государственного управления и жизнь граждан России. Один из моих знакомых, который и сегодня находится на госслужбе, выразился так, — пережили перестройку, пережили либералов, пережили и пережевали все остальное, пережуем и это. То есть, сейчас отношение к проектному управлению в аппаратах администраций регионов, и соответственно муниципалитетов, далеконе однозначное.

То, что сейчас происходит в большинстве регионов, это  игнорирование успешных практик. Регионалы  изобретают велосипед.

 Существует мнение, что успех внедрения и реализации проектного управления на 60% зависит от того, насколько руководитель заинтересован и вовлечен в этот процесс, на 30% от уровня компетенций руководителя офиса по управлению проектами и на 10% о-т всех остальных.

Отсутствие первого лица на заседании проектного комитета (а это, увы , обычная практика) равносильна отсутствию руководителя при проведении заседаний и планерок в понедельник при постановке задач. В такой ситуации внедрение и реализация проектного управления будет осуществляться, в лучшем случае, в имитационном режиме.

Проектное управление повышает открытость процессов финансирования программ, что на всех уровнях управления ведет к снижению злоупотреблений. Так, например,  передовая в этом смысле Тамбовская область в 2016 году заняла среда регионов России третье место по прозрачности госзакупок, при этом число коррупционных нарушений снизилось в два раза.

Как вы понимаете, при внедрении проектного управления многие  служащие «будут тянуть до последнего», во всех смыслах этого выражения.

— Главный вопрос:  как обстоят дела с внедрением проектного управления в Воронежской области?

В нашем регионе внедрение новых методик  только начинается: активно формируется модель управления проектами в Воронеже, его основы изучаются в муниципальных районах. Но полноценная система управления проектами пока существует только в Россоши – над ней Воронежский филиал РАНХиГ работает  с февраля этого года.

К сегодняшнему дню система управления проектами полностью интегрирована в организационную структуру муниципалитета. Разработана нормативно-регламентная база; проведено обучение служащих, внедрена информационная система, реализовано более 40 пилотных проектов; все базовые процессы реализованы успешно.

Ввод системы в эксплуатацию запланирован с начала будущего года.

Какова будет эффективность работы самой системы, посмотрим по результатам 2017-го. Но е важно уже то, что в области  появился опыт успешного внедрения управления проектами в муниципальном образовании.

— Но сможет ли проектное управление реально улучшить жизнь россиян?

— Может, но результаты не могут быть получены завтра или даже через год, но при соответствующих условиях через 3-4 года в Воронежской области результаты могут заметно проявиться как в экономике, так и в социальной сфере. Думаю, что  повсеместная реализация принципов проектного управления позволит нарастить показатели социально-экономического развития Воронежской области в 1,5-2 раза. 

В других регионах такой опыт есть.

Беседовал Александр Саубанов

«Время Воронежа»